Назад Наверх

«Чай с мятой или с лимоном?» в «Красном факеле»: Привкус игры в поддавки

Блог 13.04.2016 Юрий Татаренко

Недавно в «Красном факеле» сыграли премьеру ­­– современную французскую комедию «Чай с мятой или с лимоном?». Пьесу Даниэля Наварро и Патрика Одекера в переводе новосибирца Сергея Самойленко поставил режиссер Михаил Заец.

Сюжет спектакля прост до предела: провинциальная труппа репетирует и показывает очередную постановку. Перед нами этакие французские Тетюши – богом забытый городок, где весьма своеобразные представление о том, что такое театр. Мало профессиональные актеры, примеряя на себя рисунок роли, разговаривают кукольными голосами, нещадно пережимают, нарочито крупно оценивают обстоятельства. Все это можно было принять за пародию – но, увы, у этого спектакля ярко выраженный мятный привкус игры в поддавки.

Чай с мятой

Помнится, педагоги театрального наставляли: никогда ничего не изображайте, а в особенности того, что ваш персонаж глупее вас – старайтесь оправдать любую странность его (а значит, и вашего) поведения. Однако артисты «Красного факела» в этом спектакле будто бы вовсе и не пытаются убедить публику, что все происходящее на сцене имеет к ним какое-либо отношение. При этом хорошо известный прием «театр в театре» выполняется формально, без импровизационного самочувствия.

Вот дебютант Жюльен (Михаил Селезнев), взятый на роль исключительно по причине своего родства с продюсером, получает указание произнести реплику в состоянии полета бабочки. Увы, несколько неуклюжих прыжков на авансцену не воспринимаются как гэг: над убогими не смеются, и актер-неумеха вызывает одно лишь недоумение – что это было? Нас так смешат?

Бездарность (как, впрочем, и гения) сыграть невероятно трудно. Проще таковыми быть. Очевидно, что в труппе «Красного факела» слабых артистов нет – только вот их таланты раскрываются в совсем других работах. «Чай с мятой или с лимоном?» – смятый, неровный спектакль. Режиссерские придумки в духе проходки взрослого артиста в костюме пионера во второй половине первого акта окончательно взрывают мозг. Костюмная комедия чистой воды не приносит «Красному факелу» ощутимых дивидендов и попадает в унылый ряд таких недавних премьер как «Мещанин во дворянстве», «Укрощение строптивой», «Декамерон», «Женщина, которая вышла замуж за индюка»…

На этот раз, возможно, все дело в неудачно выбранном материале. Идея пьесы Даниэля Наварро и Патрика Одекера, написанной около 20 лет назад, глубоко вторична. Полвека назад француз Жан Марсан написал комедию с налетом мелодрамы «Публике смотреть воспрещается», где предъявил беспроигрышный набор персонажей: директор театра, примадонна, ее муж-актер, дебютантка, слабая актриса, режиссер, его помощник, который считает себя артистом…В 1982 году английский драматург Майкл Фрейн обнародовал свой гомерически смешной «Шум за сценой», где все тот же набор героев: режиссер-постановщик, помреж, герой-любовник, неопытная актриса, рабочий сцены. Фрейн предложил трехчастную схему событий: генеральная репетиция, премьера и спектакль, сыгранный последний раз. Господа Наварро и Одекер же ограничились описанием рабочего прогона спектакля и первым показом содеянного горе-театралами.

Чай с мятой 4

Шаблон архитектоники пьесы подразумевает ходульность всех персонажей. Артистам академического театра «Красный факел» в ролях актеров заштатной французской труппы просто-напросто нечего играть. Предложенные режиссером Заецом внешние приспособления просчитываются заранее и потому не выстреливают. Все заявленные накладки не разрушают действие, что было бы смешно, а тормозят его, вызывая у публики чувство неловкости.

Допустим, публике важно не то, что происходит на сцене, а как это сыграно. Но чтобы смеяться над анекдотами закулисья, надо знать специфику театрального быта. К сожалению, режиссер Михаил Заец показывает нам не подлинный, а не смешно придуманный театр. Монтировщик с включенным плеером нехотя выносит стул во время репетиции сцены – это просто немыслимо. Актеры позволяют себе выходить на сцену в костюмах, в которых им надо бежать на халтуру – нонсенс. Спросите у завпоста «Факела», было ли на его памяти что-нибудь подобное?

Чай с мятой 2

Об ужасе будней российских не столичных артистов кинорежиссер Слава Росс (к слову, бывший премьер «Красного факела») снял гениальную трагикомедию «Тупой жирный заяц». По всей видимости, Михаил Заец сотоварищи преследовали цель повторить его подвиг. Но спектакль с участием в главных ролях симпатичных молодых артистов Михаила Селезнева и Линды Ахметзяновой вышел плоским и затянутым. Особенно заметно в этом смысле проседает первый акт – до безобразия унылый и фальшивый.

Безусловно, режиссер спектакля знаком с понятием «театральный оксюморон». Но как донести до публики юмор, к примеру, такой ситуации, когда во время лирической сцены выстраивается свет? И даже не включенная вовремя сентиментальная музыка не воспринимается как накладка, отчего находчивость до этого флегматичного монтировщика Робера (Владимир Лемешонок), включившего погромче рэп, который звучит у него в наушниках, кажется всего лишь комикованием персонажа. «Как надо» и «как не надо» – эти два полюса режиссером спектакля не открыты для зрителя.

Чай с мятой 3

Когда Ришар (Николай Соловьев) перед последним выходом выпил лишнего, мизансценический рисунок сцены заметно изменился. Это было сыграно точно, но не в общей стилистике заданной ранее комедии положений. Общим местом в спектакле «Красного факела» стало и то, что «короля эпизода» Доминика (Александр Дроздов) с переломами увезли на скорой, и его роль стала играть помреж Клара (Елена Жданова), с ангельским терпением относящаяся ко всем неурядицам, и заклинающая партнеров во что бы то ни стало «играть не по-настоящему, но правдиво». Когда же на финальных репликах на сцену врывается инвалид Доминик с отсебятиной, это вызывает не столько приступ хохота, сколько раздражение от столь странного режиссерского взгляда на природу юмора. Периодически возникающий в спектакле квартет театральных духов, придуманный Михаилом Заецом, и вовсе кажется элементом псевдофилософии в незатейливой комедии…

Рецепт зрительского успеха спектакля «Чай с мятой или с лимоном?» – кофе с коньяком перед началом или на крайний случай в антракте. Комедия в репертуаре, как известно, для кассы. Вероятно, найдутся те, кому придутся по вкусу подкачанные и сладкоголосые артисты «Красного факела» – на них и сделан этот дешевый расчет.

 

 

Войти с помощью: 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *