Назад Наверх

«Декамерон»: Вся эта чума

Актуальная тема 10.12.2014 Яна Глембоцкая

«Декамерон», Боккаччо.
Новосибирский академический театр «Красный факел».
Режиссер Василий Сенин, художник-постановщик Илья Кутянский,
художник по костюмам Фагиля Сельская,
художник по свету Денис Солнцев

«Есть… много и таких, – говорит Филострато, – которые вполне уверены, что лопата, и заступ, и грубая пища, и труд, и нужда лишают земледельцев всяких похотливых вожделений, делая грубыми их ум и понятливость. Насколько все, так думающие, заблуждаются, это я и желаю разъяснить всем небольшой новеллой»

Боккаччо «Декамерон»

 

Спектакль по великой книге Боккаччо был затеей многообещающей. Надо признать, что «Декамерон» относится к тем памятникам литературы, о которых все наслышаны, многие способны рассуждать, но немногие читали. «Декамерон»? Кто ж его прочтет, он же памятник. То же относится, пожалуй, к «Божественной комедии» Данте, к грандиозной книге Рабле с трудно выговариваемым названием «Гаргантюа и Пантагрюэль». Сюда же можно отнести, по-видимому, русский героический эпос «Слово о полку Игореве» и близкое ему по духу военно-патриотическое сочинение древнего грека Гомера о великом стоянии под Троей. Я уже не говорю о более поздней классике, относящейся к разряду так называемых «культовых книг». Одним словом, бронзовение литературы – процесс неизбежный, но обратимый, и совершается магический акт оживления литпамятника личным читательским усилием и талантом интерпретатора. Это я так длинно объясняю, почему объявленная премьера в «Красном факеле» манила и волновала. А вдруг получится?

Фото Фрол Подлесный

Еще одно отступление. Для меня, как для сотен тысяч студенток, обаяние каждого периода литературы связано с личностью преподавателя, читавшего курс. В Кемеровском государственном университете в те поры средневековую литературу читал феноменально одаренный ученый и лектор, который был к тому же похож на Петрарку, носил волосы по-средневековому и рубашки, застегнутые на верхнюю пуговицу. Одним словом, это был (и есть) очень красивый человек, образец интеллигента и интеллектуала, живущего в бахтинском «большом времени». Мы все были влюблены и в преподавателя, и в книгу Боккаччо, в которой так остро ощущается творческая и человеческая индивидуальность автора-гуманиста. Жизнь как бы совпадала с литературой, с разговором о ней. А ведь эксперимент Боккаччо, как известно, в том и состоял, чтобы переплавить в единство новой повествовательной формы не только литературу, бывшую до него, но и саму жизнь – замысел дерзкий и тогда, и сейчас. Проза Боккаччо была не просто оригинальна, но – экспериментальна.

Увы, ничего этого в спектакле нет. Пересказанные новеллы оставляют ощущение нарративной беспомощности и банальной иллюстративности. С этим текстом надо бы играть, вскрывать, по возможности, его двойную природу средствами театра, иначе вся затея теряет смысл. Новеллы Боккаччо слишком бесхитростны и целомудренны, чтобы удивить современного зрителя, слава богу, повидавшего разврата на своем веку, спасибо научно-техническому прогрессу. Короче говоря, прямой пересказ историй не работает, надо было нажимать на другие педали.

Фото Фрол Подлесный

В «Декамероне», кроме частной жизни, есть и другое измерение. Автор «Декамерона», напомню, способен помыслить место человека в природе и мироздании, он своевольно ставит в центр мира не бога, а человека, освобождая его от гнета необходимости, предлагая взамен свободу выбора. Эти мысли при просмотре спектакля не имеют шанса даже забрезжить в голове зрителя, потому что мир, изображенный на сцене статичен, неизменен и довольно зауряден.  Неинтересен подбор музыки, в котором неопределенно-итальянская музыкальная ткань вдруг украшена заплатой из «Энея и Дидоны» Перселла, перепетого группой «Swingle Singers». Другая эпоха, другая страна. Но бог с ней с музыкой, в конце концов, хореограф в своем праве, что ему случай на душу положит, под то и танцы.

Костюмы и сценография могут несколько развлечь скучающего зрителя, тем более, что перемены костюмов случаются многократно. Перед публикой бушует море тканей, радующих глаз богатством фактуры и разнообразием цветов – они шумят и переливаются. Добротный фрагмент стены Колизея функционален, на нем и вокруг него происходит многое. Несколько подпортили впечатление безвкусно одетые трансвеститы, которые стоят тут и там, томно опершись о стену. Трансвеститы, видимо, означают глубину грехопадения этого мира, и особенно Европы – словно в духе злободневной полемики новой отечественной духовности с «Гейропой». Мужчины в юбках и на каблуках в качестве декоративного элемента появятся еще в одной сцене, но как их истолковать – я не знаю. Стало только ясно, что этот образ и в первый раз возник не случайно, а по какой-то причине.

Фото Фрол Подлесный

Читатель, наверное, уже понял, что никаких серьезных тем спектакль в «Красном факеле» не касается, хотя мог бы. Как вам, например, такой известный «специалистам и широкому кругу читателей» эстетический сюжет: «Данте окончил «Божественную Комедию» словом «звезды», Боккаччо начал «Декамерон» словом «человечность». Чем не повод для фантазии художника? Но, увы, этот диалог двух гениев в ноосфере режиссера спектакля не заинтересовал.

В завершение хочу напомнить тем, кто вообще-то читал «Декамерон», но «давно и забыл», что эта книга в высшей степени поэтична. Поэзии в спектакле нет, так что я позволю себе процитировать источник: «Того, который, будучи сам бесконечен, поставил непреложным законом всему сущему иметь конец, моя любовь, – горячая паче других, которую не в состоянии была порвать или поколебать никакая сила намерения, ни совет, ни страх явного стыда, ни могущая последовать опасность, – с течением времени сама собою настолько ослабела, что теперь оставила в моей душе лишь то удовольствие, которое она обыкновенно приносит людям, не пускающимся слишком далеко в ее мрачные волны. Насколько прежде она была тягостной, настолько теперь, с удалением страданий, я ощущаю ее как нечто приятное».

Эта книга о любви, дамы и господа! Любите друг друга и читайте «Декамерон», можно вслух, долгими зимними вечерами, собрав приятную компанию благородных женщин и мужчин. Это поможет вам оторваться от лопаты и заступа и скоротать время, пока не кончится вся эта чума с курсом евро.

 

 

Войти с помощью: 

Один комментарий на «“«Декамерон»: Вся эта чума”»

  1. Новосибирский драматический театр «Красный факел» порадовал своих зрителей новым ярким спектаклем «Декамерон» по мотивам Джованни Бокаччо.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *