Назад Наверх

«Доходное место» Кемеровского театра драмы им. А. В. Луначарского: Идти по головам

По поводу актуальности «Доходного места» не поспоришь: коррупция в России была, есть и будет, поэтому пьеса легко поддается осовремениванию. Антон Безъязыков выбирает очевидный путь и переносит действие в наши дни в какое-то ведомство, где в кабинетах и коридорах люди в одинаковой форме решают государственные вопросы так, чтобы упрочнить свое благополучие и приумножить благосостояние. Мир спектакля — огромный металлический контейнер, который распахивается нам навстречу, чтобы втянуть в систему, поглощающую человека — она ломает и пережевывает без разбора: и своих, и чужих. Здесь невозможно остаться чистеньким, потому что все решают деньги и связи, и придется тысячу раз вступить в сделку с совестью, чтобы получить место подоходнее. Продвижение по карьерной лестнице непременно будет сопровождаться нравственным падением.

Такое решение сталкивает нас с сегодняшней реальностью. Вот только текст Островского, в котором говорится о купцах и столоначальниках, в исполнении артистов в современных костюмах, в комнате с офисной мебелью звучит странно. К тому же его так много, что движение сюжета происходит медленно, — действие буквально утопает в тексте. Может быть, зрителю, незнакомому с пьесой, удается оставаться включенным в происходящее и следить за событиями, но если сталкиваешься с текстом не впервые, приходится прикладывать усилия, чтобы добраться до второй части, в которой наконец-то становится понятно, для чего это все.

Спектакль разворачивается за зеленым металлическим забором, около которого Жадов (Антон Остапенко) на камеру произносит пафосный монолог. Возникшая ассоциация с Алексеем Навальным в контексте спектакля надумана, во всяком случае, о ней успеваешь забыть задолго до того, как режиссер возвращается к ней в финале, чтобы показать героя «до» и «после». Идеалист Жадов в спектакле Кемеровского театра — человек, который бездействует. Он стремится бороться со взяточничеством, но ничего для этого не делает, только говорит-говорит-говорит, но выглядит малоубедительным, неспособным увлечь своими идеями кого-то еще, поэтому запись видеоблога — деталь незначительная. По большому счету, Жадов режиссеру не нужен. Героя уничтожают не люди от власти, он сдается сам, поддавшись уговорам жены, которая всегда мечтала о красивой жизни. В спектакле Безъязыкова Полина (Софья Чинкова), воспитанная по принципу «не давай мужу потачки, точи его поминутно, и день, и ночь: давай денег да давай», твердо стоит на своем и действует без сожалений. Здесь нет любви — только расчет. При этом даже Полина, в отличие от Жадова, оказывается персонажем действующим.

Антон Безъязыков поставил «Доходное место» про Белогубова (Иван Крылов). Пожалуй, его история прочерчена через весь спектакль наиболее отчетливо. Внимание фокусируется на том, как Белогубов из растрепанного мальчишки, который все время суетится, чтобы всем угодить: принести кофе, купить цветы, — зарабатывает медали и превращается в человека, который хочет двигаться наверх, к власти, любыми способами. Он готов закрутить интрижку с женой начальника и написать на начальника донос, чтобы занять его место. В кабинете Вышневского проходит обыск, люди в форме переписывают имущество, а Белогубов в новом костюме и с новой прической деловито ходит туда-сюда и разве что не злорадствует, а после с экрана, обращаясь к населению, произносит монолог Жадова о пороках и добродетелях — система гниет изнутри.

 

 

Войти с помощью: 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *