Назад Наверх

«007: Спектр»: Выполнимая миссия по защите от терроризма

Блог 12.11.2015 Алексей Кожемякин

 

007: Спектр
Режиссер Сэм Мендес, Великобритания, США, 2015

 

В современном мире смерть уже расхаживает по улицам средь бела дня: в Мехико на празднике в День мертвых гигантский череп, зажав в зубах сигару, с вальяжной медлительностью шествует в карнавальной толпе скелетов. Фланируя с зомби-красоткой очередной жутковатый ряженый попадает в комнату, где и совершает чудесное превращение. Вот он уже выскакивает на балкон в форме агента британской разведки с двумя гордыми нулями вместо имени. В джентльменском костюме, прижимая к груди автомат, Джеймс Бонд пройдет по карнизу над грохочущим шествием, парой очередей уложит террористов в соседнем доме, заодно обрушит и весь его фасад, вместе со зданием, в котором находится сам. А уже через пару минут 007 взмоет над безбрежным морем гуляк в вертолете, входящем в крутое пике, где продолжит безостановочно молотить главаря расстрелянных только что террористов.

Спектр 007 ф

Привычное для последних частей «бондианы» бравурное начало, в «Спектре», как и в недавних «Координатах «Скайфолл», сделано весьма эстетски. Режиссер этих двух серий Сэм Мендес, автор легендарной теперь уже «Красоты по-американски», снова дает разгуляться своей мрачной фантазии, превращая пролог фильма «Спектр» в праздник самой Смерти. Но Бонд и здесь выживает, правда, из-за незапланированности операции лишается места в британской разведке. После чего его главной целью становится тот самый Спектр – секретная организация, которая борется за мировое господство, и ее неуловимый глава – гений злодейства, носящий то же имя, что и его контора. Сюжет лихорадит от странных перескоков, натяжек и просто элементарных нелепостей, путающих зрителя. Но при желании все можно списать на спешку в работе над последним фильмом «бондианы» с участием Дэниела Кейга или на пресловутый «конфликт с продюсерами», которые хотели, чтобы Бонд стал в этой части более традиционным. И вот мы уже начинаем верить, что у Бонда завязался почти трагедийный роман со знойной героиней Моники Беллуччи, но неожиданно обнаруживаем, как наш герой без страх и упрека вполне по-бондовски бросает ее, что называется, не успев познакомиться, а то вдруг Джеймс почему-то идет без всякого прикрытия на тайную встречу лиги террористов, обреченный на смерть и унижение, но тут же с легкостью невероятной для фильма, который еще недавно казался реалистичным, уходит от неприятностей – и прочие, и прочие несообразности.

Спектр 007

К сожалению, играть неплохому драматическому актеру Кейгу в этом винегрете почти нечего. Он трагически щурит глаза или невозмутимо молчит. А в остальное время Бонд тренирует ноги и демонстрирует свой неповторимый стиль бега, при котором руки начинают выполнять странную функцию движущихся взад и вперед закрылок Буратино, переродившегося в андройда новейшего образца. С цитатами в фильме примерно та же неразбериха. Кажется, автор то начинает снимать новейшую версию экзистенциальной драмы Стэнли Кубрика «С широко закрытыми глазами», то вдруг целую сцену заставляет зрителей вспоминать комедию «Поезд на Дарджилинг».

Итог нынешнего загадочного микса Сэма Мендеса оказывается, впрочем, весьма предсказуем. Почти с самого начала режиссер прозрачно намекает нам, что, по сути, Бонд – это Спектр, один – отражение другого. Ведь именно враг по утверждению одной старой восточной мудрости и есть твой лучший друг. Еще на похоронах перед Моникой Беллуччи два затылка заклятых приятелей оказывались идентичны, а к концу нас ждут неприятные открытия из области совсем уже буквальной родственной близости. А что можно сделать с таким врагом еще в «Нашей Раше» было сказано: «Понять и простить». Что и мы вместе с Бондом можем сделать для Мендеса. Ведь, во-первых, за плечами мэтра вполне удачный «Скайфолл», а во-вторых, главное ему все же удалось – от веку зазывно-коммерческий сериал о 007 в его руках окончательно обрел серьезное и даже трагическое звучание. Правда, на уровне смысла фильмов дальше конъюнктурного антитоталитарного подтекста дело все-таки не пошло: в первом фильме Сэма Мендеса про Бонда «Корпорация «Скайфолл» рушат памятники тирании, а во втором «Спектр» борются с диктатурой международных союзов разного рода, в чем явно дает о себе знать классическая островная фобия британцев на евро- и прочие виды модной нынче интеграции.

 

 

Войти с помощью: 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *