Назад Наверх

Театр «Синестетика» открыл новый сезон на большой сцене «Красного факела»

Блог 31.08.2019 Кирилл Демидов

Вот уже пятый год ребята из театра современного танца «Синестетика» создают пластические спектакли и перфомансы. Они играют на разных площадках города: то малый зал «Красного факела», то пространство «Глобуса», то свое рабочее пространство в Академгородке. И их театр свободно ощущает себя везде. На этот раз, совсем неожиданно, ребята получили большой зал «Красного факела» и за пару дней успели наполнить его зрителями. Любопытно, что зритель у «Синестетики» исключительно молодой. Как сказал бы господин Киселев: «Совпадение? Не думаю!». На их спектаклях «Я здесь», «She Will» и других редко остаются свободные места. Судя по этому и по отзывам зрителей, визуальный пластический театр — это то, что сейчас особенно интересно молодой аудитории. Руководитель труппы — режиссер и хореограф Андрей Короленко.

Открытие пятого сезона объединило четыре отрывка из разных работ. 

Аспи

«Если мы отличаемся, это не значит, что мы не можем быть частью целого. Категории нормы не установлены, проблемы лишь во взаимодействии».

Частая тема для хореографии — он и она. Такие разные, но желают быть вместе. Что-то не выходит, что-то получается. И хорошо, и плохо, и любовь, в общем. Всем знакомо. Но пластические решения этого «знакомого» оказались любопытными. 

Например, ситуация: один человек открывает для другого свой взгляд на мир. В «Аспи» это так: она (Анастасия Кайгородцева) прыгает на него (Михаила Мельникова), пытается его обуздать и после нескольких отчаянных и неудачных попыток оказывается верхом на его плечах; её руки управляют его головой, показывая окружающий мир таким, каким его видит она, а он, восхищенный, мотает головой из стороны в сторону так, что она чуть не падает.

Или другой пример: он сковал ее в своих объятиях так крепко, что она не может самостоятельно двигаться, но он не хочет увидеть, что ее тело болтается в его руках, как мягкая кукла в руках ребенка. Индивидуальная несвобода каждого трансформируется в свободу общую, когда вертикаль меняется на горизонталь — и он, и она сливаются друг с другом.

 

Trance

«Переход состояний. Процессы. Доверие к себе»

Моноотрывок Александры Чуркиной. Пластическое существование под звуковые помехи. Почти статичное отображение внутренней жизни сопровождается преградами внешними, (повторюсь) воплощенными через звуковые искажения. В отрывке нет развития. Все движется равномерно и в одном темпоритме. Кроме конца, когда внутреннее умирает, а внешнее продолжает жить. О каком трансе здесь идет речь: состоянии души или жизни тела?

Отрывок получился интересный, но не хватило самой героини. Мы видели её руки, голову, золотистые волосы, но остальное ее тело было спрятано за темной одеждой. Она слилась с задником. Если в ее движениях были мысли, то для меня они остались непонятыми.

Свет

«Самый яркий свет исходит изнутри. Будь сам себе светильник».

Постановка и исполнение Михаила Мельникова. Этот отрывок я понял, как философскую притчу о создателе, его творении и их сосуществовании. Герою удается наполнить светом лампочку, которую он закрутил в свисающий откуда-то сверху цоколь. Творение оказывается для него удивительным, но он не понимает: Как это получилось? Как оно работает? Что с ним делать? Герой наблюдает, изучает, бросает и возвращается. Он становится одержим этим светом. Его собственная энергия влияет на энергию созданного им света, и между ними возникает перенапряжение. Герой выкручивает лампочку, чтобы забрать свет, но тот исчезает. Он закручивает обратно и пристально смотрит. Наконец, создатель вырывает повисший цоколь, и оторванный провод падает к его ногам. Света больше нет. 

Выглядят непонятными резкие переходы героя от обычного его существования к танцу. Почему он то танцует, то нет? Это проявление его внутренней жизни? Или танец выражает энергия, что исходит от него? Зачем здесь танец, если его можно заменить на любое другое проявление энергии?

7.62

«Нас или запугивают, или готовят к чему-то»

Если не загуглить, что 7.62 означает калибр патрона, то возникает риск не понять отрывок. Однако, нужно быть внимательным. Три девушки одетые в болотисто-зелёные цвета, синхронный танец, боевые мотивы, имитация вертушек — к середине осознаешь, что это олицетворение войны. Здесь отлично вписывается трек Shortparis «Страшно» (если ещё не слушали, то послушайте, а лучше посмотрите клип). Анастасия Кайгородцева, Александра Чуркина и Анна Хирина то выполняют одинаковые действия, то их тела сковывает мелкая и частая судорога, то они выходят на авансцену и всматриваются в темноту, прямо в глаза зрителей. В их образах есть, и женственность, и жестокость. Лишь в конце девушки останавливаются, замечают друг друга, рассматривают. Пытаются осознать пройденное через его последствия.

Несмотря на это, мне не хватило кульминации. Взрыва, бойни, ужаса. Может быть, я пресыщен темой через «Апокалипсис сегодня», «Чистилище» и прочее, и все здесь читается без лишней «жути». Может быть.

Музыку до изобретения записывающих устройств невозможно было передать третьим лицам. Только от автора или исполнителя к зрителю. У «Синестетики» та же штука. Все здесь соединяется в такую визуально-аудиальную игру, что даже если пересматривать все на записи, то получится совсем другое впечатление. «Синестетику» нужно видеть здесь и сейчас. Возможно, в том числе это и привлекает молодого зрителя. 

Фотографии — Юлия Барсукова

 

 

Войти с помощью: 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *