Назад Наверх

«LONDON» Новокузнецкого драматического театра: Самая одинокая планета

В последний день фестиваля «Ново-сибирский транзит» дважды был показан спектакль «LONDON» Новокузнецкого драматического театра. Спектакль титулованный: «Лучший спектакль малой формы» на Фестивале театров малых городов, три номинации на «Золотую маску». Жюри «Транзита» отметило спектакль специальным призом «За художественный подход к современному тексту».

«LONDON» Максима Досько в постановке Сергея Чехова похож на миниатюрную карту памяти, хранящую всю историю человечества. Текст о сантехнике Гене из/з/с Ракова разыгран Новокузнецким театром как древнегреческая трагедия, в которой Атлант, расправив плечи, шагает в открытый космос и возвращается обратно человеком с осознанием, что это не он держит Землю, а она его. Что он привязан к ней родовой пуповиной.

Гене 34 года, он разведен и работает в ЖКХ. В жизни Гены много дерьма – в прямом и переносном смыслах, иногда ему приходится погружаться в него с головой. А еще у Гены есть хобби – соломоплетение, этот талант раскрыла тюрьма, куда Гена попал за воровство. Плетет из соломы Гена так хорошо, что побеждает в международном конкурсе и его приглашают на награждение в Лондон. Лондон из зэ кэпитал оф Грейт Британ. Беларус из май хомлэнд. Первая поездка за границу разрушает границы внутреннего мира героя, останавливает поток голосов его внутреннего ребенка, внутренних родителей, внутренней жены, дикторов ТВ, капитанов самолетов, бортпроводников. Гена чувствует себя частью планеты, которая «может расколоться». Чехов не усиливает иронию, которая уже есть в тексте, но дает хору возможность оценок, которые сопровождают действия героя.

Уже не в первый раз режиссер Сергей Чехов ставит не спектакль, а кино на сцене. «LONDON» начинается и заканчивается титрами на экранах и не предполагает поклона. Внутри этого фильма находятся и зрители: посаженные друг напротив друга, мы автоматически включаем в действие то, что происходит на подиуме, и эмоции людей в противоположной части зала. Степень сопричастности постепенно возрастает: в одной из сцен Гена и хор внимательно несколько минут вглядываются нам в глаза, а в интерлюдии и вовсе приглашают несколько человек на сцену танцевать. Названия частей транслируются на экраны. В редакции Сергея Чехова деление похоже на музыкальную партитуру с увертюрой, интерлюдией и кодой. Музыка спектакля создается голосами хора и Гены, его дыханием, звуками природы, все это на фоне постоянного, видимо, канализационного журчания воды.

Продолжительность спектакля – 1 час 5 минут. Сценография спектакля (художник – Анастасия Юдина) – белая стена, переходящая в подиум, заканчивающийся душевой кабиной, от стены к кабине протянут красный пластмассовый шланг. Цвета спектакля – черный, белый, серый, красный. Удивительно, как при своей лаконичности новокузнецкий «LONDON» становится глобальным полисемантическим высказыванием, где Гена древнегреческий герой и маленький человек одновременно. Про узнаваемый в Гене образ русского мужика вообще не говорю, потому как нигде так хорошо не описана Россия, как в пьесах о Белоруссии.

Драматург Максим Досько посвятил свою пьесу космополитизму, режиссер Сергей Чехов говорит в спектакле о космополитизме и о чувстве вселенского одиночества, его сопровождающего. В финале Гена в скафандре (на самом деле, резиновом костюме для работы в канализации) сидит с красным шлангом-пуповиной в руках, который связывает его Землей на видеопроекции. Это самая одинокая планета.

 

 

Войти с помощью: 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *