Назад Наверх

«Злачные пажити»: Театральный дебют «королевы хоррора»

Блог 06.09.2017 Текст Софья Козич. Фото Вадим Фролов

«Злачные пажити» Анны Старобинец
фестиваль «Точка доступа» и НГДТ «Старый дом»
Режиссер Юлия Ауг
Соавтор идеи проекта Павел Руднев

 

О сценичности прозы Анны Старобинец первым заговорил Павел Руднев. Год назад, побывав на питчинге «Рынок прав. Книги для театра и кино» на книжной ярмарке на ВДНХ, он писал: «Ее тексты без переделки могут быть предметом современного театра. Это были готовые монологи, драматические, с новыми темами и приемами для театра». Спустя некоторое время идея встретила отклик у актрисы, режиссера Юлии Ауг  и новосибирского театра «Старый дом».

Премьера спектакля по рассказам Анны Старобинец прошла в Петербурге на фестивале «Точка доступа» в рамках специальной программы программного директора Андрея Пронина «Утопия». Главная идея фестиваля — освоение с помощью театра самых необычных городских сред — от музеев до супермаркетов, от квартир до целых районов. А значит, место действия становится важным смыслообразующим элементом. Театральный дебют «королевы хоррора» парадоксальным образом произошел в студии документального кино — в Лендоке. Спектакль открывает серия документальных видеоинтервью, где прохожих спрашивают, что они думают об ангелах. Погружение в футуристический мир для зрителей почти незаметно, так плавен переход от реальности к мистике, от мистики к фантастике.

В вещественном мире спектакля и в видеоряде нет ничего фантастического. Белые стены, обычная табуретка, на которой сидит простой с виду парень в камуфляже, камера сбоку транслирует на экран его лицо крупным планом. Актер Тимофей Мамлин находит такую доверительную интонацию, с какой нам рассказывают о жизни друзья. И постепенно история лаборанта при научно-исследовательском институте обрастает все более невероятными подробностями. В это время медсестра (Лариса Чернобаева) бреет ему голову, раздевает, словно готовит к чему-то, похожему на казнь.

 

Немой лаборант-санитар волей случая стал ассистентом у выдающегося ученого на опасном эксперименте. В теле умирающего мальчика активизировали гормон экдизон, отвечающий у насекомых за превращение в куколку и обретение крыльев. Церковь, узнав в появлении человека с крыльями, незамедлительно вмешивается в ход эксперимента, отстраняет ученого и использует результат в своих целях. Однако попытки вписать получившегося уродца в традиционное людское представление об ангелах терпят крах. На массовой демонстрации верующим у «ангела» вскрывается его настоящая природа. Правда, сначала он совершает чудо, разбудив язык нашего немого героя своим гудением. Заговоривший немой словно апостол возвещает нового Мессию, который оказывается большим кровососущим насекомым с шестью лапами. Ощущение огромного зала церкви и масштаба события создается исключительно благодаря сильному тексту и актерскому таланту Тимофея Мамлина, в этот момент стоящего на табуретке в набедренной повязке. И в этой простоте есть та же ирония, что и в рассказе Старобинец, возникающая при совмещении выдуманного и реального:  у нее фантастические детали лишь подчеркивают, насколько бывают дремучими наши представления об ангелах и чуде и насколько фантастическими бывают действия фанатиков (вспомним, к примеру, о замироточившем бюсте Николая II).

Первая часть спектакля — рассказ «Паразит»  — сюжетно не связана со второй, основанной на «Злачных пажитях». Однако во второй части сохраняется доверительная интонация первой. Новый герой приговорен к казни в футуристическом мире, где из-за проблем с рождаемостью осталось мало человеческих тел. Там придумана технология пересадки сознания в более молодые тела, а еще специальные законы, позволяющие отнять их у бедных людей. Полностью раздетый, ждущий казни, он вспоминает, как он очутился здесь.

По сюжету влюбленные друг в друга герои хотели ребенка, но были бесплодны, и обратились в корпорацию «Human-plus», пересаживающую ОС (создания) в другие тела. Процедура дорогостоящая, запись на века вперед, но есть бюджетный вариант — переселить  создание в голубей. Радость, что их мечта может сбыться, настолько овладевает  героями, что они забывают обо всем и выходят на крышу. За то, что они могли причинить себе вред — упасть с крыши, они приговорены к казни, разделены по камерам, а значит, их тела переселят другое сознание.

В отличие от первой части, где Лариса Чернобаева в роли медсестры была внимательным наблюдателем, здесь она вместе с Виталием Саянком играют в дуэте. Она повязывает ему на бедра свой свитер, чтобы он чувствовал себя комфортнее, и вместе они создают идиллическую картину настоящей любви, держась за руки, обнимаясь, целуясь, не в силах отпустить друг друга. И их любовь живет даже дольше, чем сознание — новый хозяин будет жаловаться, что иногда теряет контроль над их телами.

В эпилоге владелец многих тел (Александр Вострухин), среди которых есть наши герои, одевается и рассказывает всю схему, по которой живет этот странный мир будущего. И снова сцена сыграна подчеркнуто просто — статисты ходят по сцене и по его хлопку останавливаются. Выдуманный мир, в котором произошла эта история, снова становится фоном для трагедии, которая случается и в реальности, когда продолжение рода неожиданно становится трудной мечтой. Юлия Ауг бережно, благодаря точной работе с актерами, с помощью фантастической истории будит сострадание к пережившим настоящие потери людям- хрупкое, несентиментальное, настоящее чувство.

Как и предсказывал Павел Руднев, театральный дебют Анны Старобинец благодаря Юлии Ауг и артистам театра «Старый дом» стал свежим, сильным и нужным сегодня высказыванием.

 

 

 

Войти с помощью: 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *