Назад Наверх

«Первый театр»: «Время ожидания истекло» или нет?

Владимир Антипов «Время ожидания истекло»

«Первый театр»

Режиссёр Алексей Забегин

Художник Константин Соловьев

6-7 ноября, в лофт-парке «Подземка», состоялась премьера первого спектакля-променада в Новосибирске. Правда, не обошлось без некоторой неразберихи и кутерьмы: не все зрители сразу нашли вход в «Подземку» – не с парадного крыльца, а рядом с пирамидками – источниками естественного освещения в подземелье. Как говорит главный режиссер РАМТ, мудрый и веселый человек Алексей Бородин, в театре обязательно должна быть кутерьма, без этого нельзя. Все обошлось, никто не потерялся, все, кто хотел, попали по назначению.

Режиссёр-постановщик спектакля «Время ожидания истекло» Алексей Забегин придумал, что зрители должны бродить по подземному арт-кварталу вслед за девушками-проводниками, кое-где останавливаясь, а в иных локациях даже садясь на стулья и диваны. Протяженность спектакля – около 2-х часов – позволяет выдержать это испытание без особого неудобства, хотя стоит, наверное, в рекламных материалах советовать немолодым зрителям надеть удобную обувь. «Время ожидания истекло» – это текст Владимира Антипова, написанный специально для спектакля «Первого театра», и это парафраз названия знаменитой пьесы Сэмюэля Беккета «В ожидании Годо». Кроме прочего пьеса знаменита тем, что ее название знают гораздо больше людей, чем прочитали пьесу. Название – огонь, что и говорить. «Время ожидания истекло» – тоже очень хорошее название, в нем звучит скрытая угроза и сожаление, оно тревожит и интригует. Лофт-парк «Подземка» (5000 кв.м.) давно уже приютил «Первый театр», в этом пространстве идет спектакль «Блонди», там был не раз показан «Тартюф». Для бездомного «Первого театра» «Подземка» стала спасительным ковчегом, за что большое зрительское спасибо ее владельцам и управляющему. Я не стану пересказывать сюжеты, разыгранные в локациях спектакля, чтобы не испортить зрителям удовольствия и не выдать важных тайн. Зрители шли от одного сюжета к другому, закончив путь в концертном зале. Важной частью представления была музыка, тревожная и серьезная, исполненная многозначительного минимализма, она создавала атмосферу в любом уголке подземного сооружения, куда перемещались зрители.

Темы спектакля взяты автором текста из современной российской жизни, персонажи тоже сошли не с книжных страниц, а, скорее, с экранов телевизоров и компьютеров или пришли с улицы. Даже если это фейковые «девы», приглашенные на брачный пир в незапамятной античности, они все равно не книжные, а живые. Спектакль беспокоит, он многословен, смел, не боится бить по больному, но в то же время в нем есть воздух: юмор и сострадание к человеку. Больше всего меня увлек самый первый эпизод, где рабочего вызвали в кабинет начальства. По форме история отсылает к практике разбора персональных дел комсомольскими и партийными активами, еще глубже – к внесудебным расправам, к расстрельным тройками НКВД. Лексика, которой пользуется начальственная тройка – коктейль из идеологических штампов, манагерского слэнга и квазипатриотического «гона» и Бесогона, стиль подачи — от истеричного начальственного окрика и пропагандистских лозунгов до уговоров и ласкового призыва к осознанной жертве. Все вместе порождает абсурдно-пародийную модель реальности, в которой во имя Родины добровольное жертвоприношение человека не только возможно, но и необходимо. Идеологический штамп «жертва во имя Родины» здесь развернут и доведен до трагически-абсурдного предела. Бесчеловечность требований согласиться на казнь ради будущего не оставляет выбора, тем более, что «это включено в трудовой контракт» — вероятно, самыми мелкими буквами, которых никогда никто не читает, а значит сами виноваты.

 

 

Далее сцена развивается по нарастающей, и мы уже видим не цивилизованных начальников в дорогих костюмах, а инфернальных коллекторов, присланных прямо из ада. Артисты «Первого театра», все без исключения показали высокий класс в новом для себя театральном формате. Приход в театр молодого энергичного директора Юлии Сергеевны Чуриловой, несомненно, открыл новую страницу в истории театра-студии, а театру в этом году исполнилось 10 лет, он был создан в год первого выпуска из театрального института. Театр до сих пор живет без своей сцены, скитаясь по разным площадкам города. Люди в дорогих костюмах иногда обещают театру «открыть площадку в этом сезоне», мы каждый раз верим и ждем. И вот, кажется, «Время ожидания истекло». Или нет?

 

В материале использованы фотографии Виктора Дмитриева

 

 

Войти с помощью: 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *